Лечение в Израиле — медицинский центр Imedical
Лечение в Израиле — медицинский центр Imedical
Запрос на лечение

Голова всему голова

Реабилитолог Марина Мотин (отделение peабилитации черепно-мозговых травм, больница «Левинштейн»)Никакая другая травма не меняет человека так, как травма головы. Самый наглядный пример — Николай Караченцов, который, кстати, проходил реабилитацию в Израиле. Как восстанавливают таких больных и на что обращать внимание при ушибах головы? На эти и другие вопросы нашему корреспонденту ответила ведущий врач-реабилитолог.

Некоторое время назад на интервью с Николаем Караченцовым, который проходил реабилитацию в больнице «Левинштейн» в Раанане, я была очень удивлена строгой манере разговора врачей с этим особенным пациентом. Оказывается, строгость — это важнейшая часть лечебного процесса. Об этом рассказала мне доктор Марина Мотин, реабилитолог с многолетним стажем, автор научных работ, преподаватель университета в Тель-Авиве (отделение peабилитации черепно-мозговых травм, больница «Левинштейн»).

— Как чаще всего человек получает травму головы?

— Прежде всего, в дорожных авариях, в которых страдают и водители, и другие участники движения — пешеходы, велосипедисты и пр. К слову, женщин с такими повреждениями меньше, очевидно, они аккуратнее ведут себя во время вождения. И такая статистика наблюдается во всех странах мира.

Другая причина травм головы — падения, а в Израиле это еще и боевые ранения.

Стоит отметить, что травма головы практически не бывает изолированной, как правило, сочетается с переломами — конечностей, позвоночника, травмами внутренних органов.

— Стоит ли надеяться на благоприятный исход у данной группы больных?

— Вы знаете, надеяться нужно всегда, но все индивидуально. Наша реабилитационная больница занимается тяжелыми случаями травм головы, тем не менее, подавляющее большинство пациентов (95%) уходят от нас самостоятельно. И это при том, что пациенты чаще всего поступают в отделение будучи лежачими или в инвалидном кресле.

— Израильская реабилитационная система хорошо известна во всем мире. Взять хотя бы в качестве примера наших пара-олимпийцев… Все дело в уникальных методах реабилитации?

— Не совсем. Важна не только уникальность метода, но и коллективная работа многих специалистов — врачей разных направлений, а также логопедов, физиотерапевтов и профессионалов, для которых, например, по-русски вообще нет определения. Так, «рипуй беисук» можно перевести как «трудотерапия», однако это вовсе неверно, наиболее правильное название метода — когнитивная реабилитация.

При травме мозга негативно трансформируются не только физические параметры. Страдают именно когнитивные функции центральной нервной системы — такие, как память, внимание, логика. Специалисты по когнитивной реабилитации используют разные методики, подходят к больному индивидуально: кому-то предлагают разгадывать кроссворды, кому-то — играть в развивающие игры. Одновременно восстанавливается мелкая моторика, для этого применяются различные методы, например, высаживание цветов. Восстановление здоровья через интересующую конкретного человека деятельность — одно из ведущих направлений реабилитационной программы.

— Например, в России более распространено медикаментозное лечение в реабилитационный период, а вот описываемые Вами методы применяются мало. Это действительно так?

— Да, к сожалению. Складывается впечатление, что в России система реабилитации не выстроена, не работает. К нам поступают крайне запущенные пациенты из России, которых пичкают препаратами, неизвестными в мировой медицине. Хотя справедливо будет сказать, что и у нас в последнее десятилетие применяется большее количество специальных медикаментов в период реабилитации. Это связано с научными данными, например, о том, что при мозговых травмах повреждается система нейротрансмиттеров — веществ, передающих сигналы от клетки к клетке. На данный момент науке известны 140 нейротрансмиттеров. Один из самых хорошо изученных — допамин, ответственный за моторику. Нарушения обмена этого вещества приводит к развитию разнообразных заболеваний, в частности болезни Паркинсона. Основной симптом — дрожание конечностей. Это же проявление характерно и для пациентов с мозговой травмой, несмотря на то, что причина повреждения совершенно другая. Нарушения обмена трансмиттеров как раз можно корректировать при помощи специальных лекарств. Но постоянно принимать их невозможно в силу наличия побочных эффектов, поэтому медикаментозное лечение должно быть частью комплексной реабилитационной программы.

— Но ведь многие больные полагаются именно на лекарства и усилия врачей, но сами не стремятся помочь организму, ленятся.

— Это несколько неправильное представление, здесь речь идет не о лени, а о том, что при травме головы страдает не только физическое состояние, но и изменяется поведение. К этому добавляется еще и депрессия, которую переживает после травмы почти каждый больной. После устранения угрозы смерти, когда человек приходит в себя, он постепенно осознает масштабы произошедшего, начинает задаваться вопросами, не имеющими ответов: «Почему я? За что мне это?».

Именно в это время легче всего помочь пациенту, если он находится в стационаре, ведь здесь на помощь придут психиатр, психолог. И больному, и его близким гораздо тяжелее, когда депрессия «накатывает» дома — справиться с ней амбулаторно, безусловно, сложнее.

— Каким образом родные могут помочь в реабилитации?

— Без родных восстановление становится практически невозможным. Я говорю родственникам при первой встрече, чтобы они не пытались лечить родного человека самостоятельно, не доставали его вопросами о том, что он помнит, а что — нет. Все это — задача врачей. А вот цели близких людей — это окружить человека с травмой головы заботой и теплом. Больной должен осознать, что в семье его по-прежнему любят, а вот медицинские специалисты предъявляют свои требования.

Врачи действительно много требуют от пациентов с травмой головы, что нередко вызывает их недовольство. Мы хотим, чтобы больные придерживались четкого графика, не пропускали занятия и приемы пищи. Таким образом формируются границы дозволенного, определенный режим, который помогает мобилизовать силы. В данном случае потакание может свести все усилия врачей к нулю.

— Вы постоянно сталкиваетесь с горем самих больных и их семей. Как Вы переносите это?

— Сначала я воспринимала все очень близко, переживала вместе с матерями и отцами моих молодых пациентов. Но однажды я поняла, насколько это мешает процессу восстановления, в том момент в стране был ряд терактов. Я услышала слова психолога по радио: «Жалеть пострадавших — дело их родных, а долг медиков — оказывать необходимую помощь. Иначе мы не сможем помочь пациентам».

Рeабилитация черепно-мозговых травм в ИзраилеПоймите, я бесконечно сочувствую больным, особенно юным солдатам. Видеть их очень тяжело, сразу начинаешь задумываться о том, когда же наконец в нашей стране не будет войны. Но в то же время я понимаю, что нужно отодвинуть чувства в сторону и работать, чтобы помочь моим пациентам.

— Известно мнение о состоянии Николая Караченцова: утверждают, что при более раннем обращении к израильским специалистам он смог бы восстановиться эффективнее. Как Вы можете это прокомментировать?

— В реабилитологии крайне важно время, в которое начата реабилитация, но говорить о конкретных случаях я не буду. В Израиле в случае тяжелой травмы пациент получает помощь в необходимом объеме немедленно.

С легкими травмами дело обстоит иначе. Человек может прийти к врачу, который при отсутствии выраженной симптоматики может посоветовать больше отдыхать, пить больше воды и принимать обезболивающее. Между тем, головная боль после легкой мозговой травмы может иметь самые серьезные осложнения.

— В быту люди часто ушибают голову. Ребенок во время игры может удариться, взрослые делают что-то по дому, скажем, встают на стул сменить лампочку, и падают. Наши действия в таких случаях?

— Многое зависит от возраста. Если упал ребенок, но потом не жалуется на головную боль, тошноту, головокружение, то достаточно просто понаблюдать за ним. Если жалуется — то, конечно, идти к врачу.

Большая проблема с пожилыми людьми. Они часто падают без видимых причин, но за этим может крыться нарушение ритма сердца, проблемы с почками. Лично я считаю, что каждый пожилой человек после падения должен оказаться в приемном покое и пройти обследование.

Если во время приступа упал и ушиб голову больной эпилепсией, нужно вызвать «Скорую» и ехать в больницу. Все эти советы касаются случаев без потери сознания. Если же сознание отключилось даже на минуту — безусловно нужно ехать в больницу. Потеря сознания — серьезный симптом, он говорит о тяжести повреждения и может иметь серьезные последствия.

Расскажу Вам случай из моей практики. Один из пациентов поступил к нам после тяжелейшей аварии, в состоянии агрессии и возбуждения. Мы восстанавливали его в стационаре 3 месяца, затем еще полгода была амбулаторная реабилитация. Пациент (к слову, руководящий работник в области хай-тека) смог вернуться к работе и привычной жизни. Однажды он приехал ко мне — поблагодарить, я узнала, что у него в семейной жизни и в карьере все в порядке. Но бывший пациент добавил, что как будто видит себя со стороны: узнает себя, прежнего, рядом, но возвратиться к тому состоянию никак не может. Пожалуй, это наиболее точное описание мозговой травмы, услышанное мной от пациентов.

Остается лишь посоветовать нашим читателям беречь голову!

— Да.

Источник: газета «Вести».

Автор интервью: Евгения Ламихова.

Новости   все новости

Подать заявку на лечение

Как нас найти

Написать нам
Меню
Закрыть
Заявка на лечение
Закрыть
Задать вопрос доктору
Закрыть
Поговорите с клиникой по телефону
Whatsup
Яндекс.Метрика