Лечение в Израиле — медицинский центр Imedical
Лечение в Израиле — медицинский центр Imedical

Отзыв от Яны Санягиной из Пензы

История одной болезни

Наша история началась много лет назад в 50-х годах прошлого столетия. Тогда, по неизвестным причинам в семье из 8 детей не дожили до 20-ти летнего возраста семеро человек, большинство из них перед смертью ослепли. Это были мои двоюродные бабушки и дедушки.

Моя родная бабушка дожила до 30 лет, она умерла от опухоли головного мозга в больнице за день до назначенной операции. Оставила после себя двух дочерей – 5 и 8 лет – это моя родная и крестная мамы. Отца у меня не было, и воспитывали меня две мамы.

Первое несчастье в моей жизни случилось в 2008 году. В мае моя крестная мама начала плохо себя чувствовать – ее мучали страшные головные боли. Поставили диагноз – опухоль головного мозга. Было решено делать операцию по удалению опухоли в Пензенской областной больнице им. Бурденко. Это было как наваждение. Тогда мы в полной мере столкнулись со страшной российской медициной…

Началось все с недвусмысленных намеков лечащего врача-нейрохирурга о предварительном вознаграждении, естественно мимо кассы, операция ведь «бесплатная». В наших больницах обычным делом считается «отблагодарить» врача заранее, чтобы он «старался» во время операции… Денег у нас не было, совсем… Предоперационная подготовка растянулась на две недели — нервы, сильное похудание больной и стресс в результате. При этом голову перед операцией не забыли побрить заблаговременно.

Операцию откладывали 3 раза по разным причинам. И вот, наконец, наступил этот день – ведь больше всего мы очень боялись повторения истории – что операцию сделать не успеют. Как сказал нам после операции тот самый врач, назовем его К., все прошло хорошо, приходите завтра ухаживать.

Мы вздохнули и порадовались, на следующее утро шли в больницу и спорили с двоюродной сестрой – кто останется ухаживать в первую очередь. В больнице нас пригласили в кабинет к К., он усадил на диван и огорошил: «Она умирает. Она не перенесла операцию. Виноваты вы – вы ни разу не подошли ко мне заранее. Вы ведь знали, что операцию делать было нельзя? У нее ведь поликистоз внутренних органов».

Описать словами наше состояние с того момента и еще 2 дня, когда она была в коме, просто невозможно, мы до последнего надеялись на чудо, ведь кто-то выходит из комы, и другие врачи говорили, что шанс очень мал, но он есть…

Чуда не произошло, она умерла через 2 дня после операции в возрасте 43 года. Красивая, харизматичная женщина с широкой душой пришла в больницу на своих ногах и вот…

Во время 2-х дней мотания по больнице выяснились интересные факты: 1 – что кома наступила во время операции, т.е. К. знал, что шансов нет, но соврал нам сначала, что все хорошо; 2 – что К. после трепанации очень удивился, обнаружив опухоль в том месте, где она была, он ожидал увидеть другую картину; 3 – на вскрытии обнаружили раковые опухоли в почках, при этом слова патологоанатома: «Вы не расстраивайтесь, у нее все равно был рак…» Комментарии здесь, я думаю, излишни.

И вот прошло время, боль потери притупилась, наступил 2012 год. За три дня до маминого 50-летнего юбилея в январе у меня родился сынишка. Все были счастливы, все были заняты хлопотами с малышом… И тут снова наступило наваждение – мама начала плохо себя чувствовать, симптомы — тошнота и рвота, потеря координации движения. Как всегда без нашей медицины и тут не обошлось – 2 недели лечили гипертонию (лечение назначил терапевт, не проводя обследование! Даже анализа крови не сделали!), еще 2 недели лечили язву желудка, и каким-то чудом все-таки догадались сделать МРТ. Диагноз — опухоль головного мозга с признаками метастаз.

Это было страшно. Начала срочно искать хорошую клинику для проведения операции, теперь об областной больнице речи и быть не могло. Финансовая сторона вопроса меня мало интересовала – во-первых, я уже могла себе позволить качественное лечение (за эти 4 года мы улучшили свое финансовое состояние – я бросила очную аспирантуру и занялась предпринимательской деятельностью), во- вторых, я готова была к любым расходам, кредитам и залогам – лишь бы не допустить повторения истории.

Поиски начались с Москвы. В первую очередь я позвонила в центр «Гамма-нож» на базе НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко РАМН, оказалось, что операция лазером нам не подходит в связи с большими размерами опухоли. Затем я стала терроризировать звонками два ведущих российских института — снова НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко РАМН и Российский научно-исследовательский нейрохирургический институт им. проф. А.Л. Поленова, одновременно на различных сайтах сделала запросы на лечение за рубежом. Дозвонившись, и прочитав кучу отзывов о московской и питерской клиниках, остановилась на первой. Дозвонилась туда, кстати сказать, каким-то чудом – телефоны постоянно заняты, чтобы туда попасть «правильным» способом, необходимо направление, которое дается в больнице по месту прописки. Т.е. мы должны взять направление из районного центра, где мама прописана, в областную больницу, там, в зависимости от решения заведующего отделением нейрохирургии, дается направление в Москву, при этом возможно выделяется квота на операцию от областного минздрава. Учитывая то, что прием в областной больнице нам назначен был через 3 недели!!! после обращения в районную, то, что в НИИ Бурденко очередь на нейрохирургические операции – до 2-ух месяцев , то, что непонятно — будет ли выдано вообще направление в Москву, и то, что при этом, все понимают, что при таком диагнозе медлить нельзя – дорог каждый день, мы решили, что этот путь не для нас. Здесь умные люди подсказали, что можно напрямую с врачом из этой клиники договориться. И действительно, интернет кишит рекламными сайтами самих врачей – им можно написать, позвонить на мобильный в любое время дня и ночи, что я и сделала. Ни очереди, ни направлений – все оказалось гораздо проще.

Дальше началось самое интересное – я переписывалась одновременно с выбранным московским врачом и несколькими русскоязычными менеджерами, предлагающими лечение за рубежом – Израиль, Германия, Турция. Первое, что попросили сделать все – выслать снимки МРТ. Здесь получился анекдот: как выслать скан снимков, которые были у меня на руках, мне было непонятно, я проконсультировалась у московского доктора – он объяснил, что обычным сканером не получится воспользоваться – снимки будут темные, нужно приложить снимок к окну и сфотографировать цифровым фотоаппаратом. Что собственно я и сделала – сфотографировала снимки, через которые просвечивали пензенские пейзажи – деревья, крыши домов и так далее. По этим снимкам доктор решил, что опухоль расположена в удобном месте, удалить ее – проще простого, на этой же неделе можно провести операцию.

В этот же день перезвонили из Израиля: сказать, что они были в шоке от увиденного – это ничего не сказать. Оказывается, люди впервые за многолетнюю практику увидели перефотографированные таким диким образом снимки МРТ, они объяснили мне, что во всем цивилизованном мире снимки МРТ рассматриваются докторами с диска. К счастью, в центре, где мы делали МРТ , диск записать нам смогли за отдельную плату. И я разослала по всем, с кем вела переговоры, уже правильно снимки. Общее мнение было – дообследование, после этого решение по операции. Тогда я приняла окончательное решение – лечиться только за границей.

По интернету я вышла на израильских представителей клиники Ассута, Международной Медицинской Службы (ММС), германского представителя Университета Грайфсвальда и турецкой клиники Мемориал. Кроме этого, позже хорошие знакомые подсказали мне телефон Григория Самбуля ( Imedical Израиль), к которому я также обратилась с нашим диагнозом и снимками.

Изначально выбор склонялся в пользу Германии – было дешевле Израиля и надежнее Турции. Все перечисленные клиники согласились с нашим неутешительным диагнозом (опухоль с метастазами) и предлагали по сути одно и то же – МРТ на их оборудовании перед операцией и удаление опухоли с помощью малоинвазивной нейрохирургии на новейшем оборудовании. Университет Грайфсвальда уже выставил счет на операцию, но тут вышел на связь Григорий Самбуль и предложил свой план лечения, который кардинально отличался от всех остальных предложений. Это единственный человек, который проконсультировавшись с ЛУЧШИМИ врачами Израиля, сказал – что на снимках нет метастаз, а есть множественные опухоли, похожие на признаки синдрома Гиппеля-Линдау. Это очень редкая наследственная болезнь, характеризующаяся множественными опухолями головного и спинного мозга, поджелудочной железы, глазного дна и злокачественными опухолями почек. Эти опухоли не опасны, пока не дорастают до определенных размеров, угрожающих жизни. В данном плане лечения было полное обследование пациента, включающее МРТ головного и спинного мозга, обследование глазного дна и внутренних органов. Мы выбрали именно этот план лечения.

Организация лечения у Григория Самбуля была на высшем уровне – все было настолько оперативно, что буквально за 2,5 дня мама прошла полное обследование всего организма. Диагноз подтвердился. Кроме того, после обследования выяснилось, что опасных опухолей оказалось две вместо одной, причем вновь обнаруженная оказалась опаснее первой, и проведение операции по удалению только одной опухоли могло привести к летальному исходу! Поэтому одним из лучших врачей Израиля — профессором Константини была проведена наисложнейшая операция по удалению двух опухолей одновременно.

Операция прошла успешно, на реабилитацию потребовалось минимум времени, мама стала чувствовать себя гораздо лучше, чем до операции, она, по-моему, даже помолодела лет на 5) Выехала из Израиля досрочно – не терпелось увидеть внука, швы снимали уже дома. Григорий по интернету консультировал и сейчас консультирует нас по всем вопросам, связанным с реабилитацией, дальнейшим лечением и нашим с сестрой обследованием (болезнь наследственная и, в случае появления, опухоли лучше удалять в начальной стадии, сестру, кстати, обследовали в Израиле бесплатно – она сопровождала маму, к счастью, ничего похожего на синдром не обнаружили).

Я бесконечно благодарна Григорию Самбулю, профессору Шломи Константини и всем докторам, профессионально проводившим обследование. Благодаря Вам, я не потеряла родного и близкого мне человека. Цитирую, не помню чью, фразу: «…там лечат не болезнь, а больного», и подтверждаю – это действительно так.

Яна Санягина, Пенза.
Новости   все новости

Подать заявку на лечение

Как нас найти

Написать нам
Меню
Закрыть
Заявка на лечение
Закрыть
Задать вопрос доктору
Закрыть
Поговорите с клиникой по телефону
Whatsup
Яндекс.Метрика